ПлеменнойпитомникСибирскийДвор

К вопросу о возможном происхождении собаки

"Научный сборник РФСС", №3


Стр. №1, №2

Данная статья была задумана достаточно давно, поскольку вопрос о том, кто же был предком домашней собаки, на новом витке развития кинологии приобретает, если и не новую актуальность, то хотя бы по-прежнему будоражит умы. Инициатором еще раз обсудить сей теоретический, но далеко не праздный вопрос был мой неизменный соавтор и, пожалуй, самый строгий критик, мой покойный муж В.А.Беленький. Мы успели оговорить лишь самые общие идеи, в окончательном виде Володя работы уже не увидел. Его светлой памяти посвящаю я последний совместный труд.

Классический способ определения родства базируется на анализе строения скелета, прежде всего на краниологических показателях. Такой подход оправдан и не раз уже подтвердил свою ценность. Действительно, что в организме может быть столь же консервативным, как ни особенности строения черепа, и что дольше сохраняется в качестве палеонтологического материала, как ни костные останки?!

К сожалению, собака (Canis familiaris L.) оказывается здесь в несколько особом положении по сравнению с прочими представителями даже ее собственного отр. Carnivora . Ее костные останки обычно исследует как бы параллельно основной работе при археологических раскопках. В результате со времен всеобъемлющей сводки профессора С.Н. Боголюбского, обобщившего имевшийся на тот момент материал и разделившего собак по форме черепов на несколько групп, принципиально новых палеонтологических изысканий в теоретической кинологии не описано.

Различные авторы с большей или меньшей доли тщательности и научной подготовки продолжают говорить о собаке Путятина, Иностранцева (неужто до сих она так и существует в виде единственной находки?), о зольных, бронзовых, торфяных и прочих. На этом фоне крайне приятное впечатление оставляет недавняя сводка В.М. Касимова, где филогенез вида, сама возможность одомашнивания, родство между ныне существующими группами пород рассмотрены очень подробно и не противоречиво.

Однако имеется еще одна возможность определить родство и вероятность происхождения от того или иного дикого предка, помимо анализа особенностей анатомии. Существует комплекс признаков достаточно консервативных, основные из которых меняются очень медленно даже под прессом искусственного отбора. Речь идет об основных поведенческих комплексах. Разумеется, строить далеко идущие выводы на основании отсутствия одного-двух поведенческих признаков было бы откровенной спекуляцией, но вот посмотреть, насколько разным группам пород присущи основные наборы демонстраций, те или иные сложные формы поведения, представляется интересным и плодотворным подходом.

Еще в 70 гг. американский исследователь M. W. Fox проделал огромную работу, сравнив основные демонстрации значительного количества видов диких псовых, в том числе волка, шакала, красной и серой лисиц и т.д. Собаки домашние в круг интересов ученого не попали, - и так материал был собран огромный. Для читателя-кинолога, думается, представляет интерес один из многих выводов: шакал и лисицы в отличие от волка обладают очень характерной демонстрацией страха или неуверенности. Fox назвал ее gape (ухмылка). Животное в состоянии дискомфорта закидывает голову и очень широко раскрывает пасть, полностью показывая все зубы. Представляется, что отсутствие этой часто встречаемой демонстрации у собаки лишний раз подчеркивает, что шакал никак не может претендовать на роль ее предка, а ведь вероятность этого продолжает обсуждаться теоретиками кинологии.

В свое время мы высказывали свою точку зрения, кто мог и кто не мог быть предком собаки домашней. Повторимся очень коротко. Прежде всего, ни один из ныне живущих видов Псовых не является предковой формой собаки. Ископаемые виды шакала также не были предками собак. Этот постулат, пожалуй, следует рассмотреть подробнее.

На наш взгляд, собака относится к полифилетическим видам, т.е. у нее было несколько предковых форм. Генеалогическое древо, таким образом, представляется не неким символическим дубом, чьи корни погружены в пески времен, но гораздо более прихотливым образованием. Здесь нет единого комля, но есть мощные стволы (как минимум два), каждый из которых дает обильную крону. А вот уже ветви могут срастаться, и потом также делиться на более мелкие; могут сплетаться так, что невозможно понять, какой же ствол породил их, а могут так и идти, чуть ли не от самого корня, без изменений на протяжении всей совместной истории человека и собаки.

Одомашнивание собаки произошло примерно 20 тысяч лет назад. Подчеркнем, что собственно одомашниванием данный процесс называть нельзя. Собака, безусловно, стала первым домашним животным, до нее подобный хозяйственно-культурный феномен отсутствовал. Более того, в отличие от видов, действительно одомашненных, что произошло значительно позднее, собака обладает рядом черт, отрицательно влияющих на доместикацию, и селекционный вектор был направлен у нее совсем не так, как у истинно одомашненных видов.

Обычно указывает следующие черты, облегчающие доместикацию: отсутствие территориальности, полигамия, стадность, неотения (возможность раннего наступления половозрелости), полиэстричность. По сути, все черты говорят об одном – о возможности содержать домашних животных большими группами, размножение в которых происходит быстро и легко. Возьмем список наиболее распространенных и при этом древних домашних животных. Крупный рогатый скот обладает практически всеми свойствами, кроме неотении; овцы, равно как и козы, – все свойства; свиньи – все свойства; лошади (одно из самых молодых домашних животных) – все, кроме неотении.

Отбор при одомашнивании ведется на резкое снижение агрессии (в идеале до полного отсутствия), повышение плодовитости, расширение полигамии до полного панмиксиса, когда, что самцу, что самке личность партнера по спариванию абсолютно безразлична. У домашних животных резко снижается адаптивность. Они не только не в состоянии противостоять хищникам, но не могут сами прокормиться, им нужно укрытие от непогоды и т.д. Поведение домашних животных становится неадаптивным и резко инфантильным.

Рассмотрим соответствие собаки – первого домашнего животного данному портрету. Итак, собака – животное стайное (сразу подчеркнем, что размер стаи ограничен и человеком регулируется с трудом), с выраженной территориальностью, моногамное, с поздней половой зрелостью, моноэстричное. Неотения начала появляться лишь с возникновением карликовых форм. При обитании в естественных условиях суки впервые приходят в течку в возрасте года и даже позже. Две-три течки в год (вовсе не полиэстричность) свойственны сукам отнюдь не всех (даже заводских) пород, чаще всего формам с выраженными анатомическими отклонениями от собаки "дикого типа". Для многих сук крупных пользовательных пород единственная течка в году до сих пор является нормой.

Теперь о селекционном векторе и успешности отбора. Человек видоизменил агрессию, но не боролся с носителями высокой агрессивности. Отбор на отсутствие агрессии не был актуален в течение многих тысяч лет. Агрессия, в том числе и по отношению к человеку, путем кропотливейшей селекции снижена лишь у небольшого количества пород! Более того, достаточно допустить небрежность в отборе по признаку отсутствия агрессии, как злобные пекинесы или сенбернары становятся обычны.

Повышение плодовитости было не актуально,- у собаки и так достаточно высока плодовитость. Но следует подчеркнуть, что ей в отличие от прочих домашних животных, свойственно незрелорождение. Это усложняет выращивание молодняка и, одновременно, снижает эффективность использования матери.

Полигамии у собак удается добиться с относительно большим трудом. Племенных кобелей практически приучают спариваться с любыми доступными суками. Сами суки при этом лишены возможности выбирать партнеров, чаще всего их к вязке принуждают (хотя бы в первый раз). При вольном содержании в норме выбор партнера остается за сукой, не редкость образование моногамных пар.

В пользовательных породах адаптивность поведения сохранена практически в полном объеме. Собака вполне может существовать самостоятельно. Благоденствие собак-парий в мегаполисах – лучшее тому подтверждение.

Инфантильные черты поведения свойственны лишь породам, уклонившимся в сторону декоративности. У пород пользовательных зачастую нет и морфологических признаков инфантильности (висячие уши, округлый череп, выпуклые глаза).

Получается, что при огромном разнообразии пород и действительно очень длительной коэволюции с человеком, собаку можно назвать домашним животным скорее по аналогии, чем по существу.

На самом деле, здесь нет ни противоречия, ни парадокса. Собака дала человеку идею одомашнивания, т.е. содержания в искусственных условиях, использования и изменения для собственных хозяйственных нужд диких животных. Сама же она одомашнена не была. Собака заключила в свое время с человеком взаимовыгодный союз. На наш взгляд, подобных союзов на разных основаниях было заключено несколько, таким образом, у современной собаки и оказывается несколько предков и несколько основных групп пород разного происхождения.

Итак, возможны были следующие союзы:

  • Совместное использование жилья (пещерные комплексы) и совместная их охрана. Потомки союза – молоссоиды.
  • Совместная охота на крупных животных в лесостепи. Потомки союза – борзые и гончие, от последних в свою очередь произошли легавые, эпаньоли и спаниели, таксы.
  • Совместная охота на крупных животных в тундростепи и лесотундре. Потомки союза – шпицеобразные.

Нельзя исключить более позднее одомашнивание мелких видов псовых, коль скоро сама идея доместикации уже сформировалась. Так, весьма монотипными представляются мелкие декоративные собачки из группы бишонов и болонок, голые собаки, терьеры. Вполне возможно, что предки первых были одомашнены в полном смысле этого слова для ритуально-религиозных целей, предки вторых могли заинтересовать в качестве сторожей-сигнальщиков (живой набат). В конце концов, спасли же гуси Рим, почему пратерьеры не могли оповещать о приходе очередных захватчиков в селениях древней Британии (правда, тогда эта страна, разумеется, именовалась иначе)!?

Скрещивание потомков основных союзов, с прилитием при необходимости крови истинно одомашненных собак и дало колоссальное разнообразие форм, размеров, особенностей поведения и способов применения. Подобного разнообразия пород не знает никакое иное домашнее животное. Более того, человек, видевший хотя бы одну корову, лошадь или овцу, вряд ли затруднится с отнесением к нужному виду коротконогого ангусского КРС, карликовых лошадей, либо мериносовых овец. Однако есть сомнения, что человек, знакомый лишь с париями-лайкоидами, опознает собак в мастино, йоркширтерьере и английском бульдоге.

Скажем честно, что авторы не располагают палеонтологическими подтверждениями собственной гипотезы. Однако мы уже говорили о фрагментарности и неполноте этих самых находок. Оценивать их родство (либо неродственность) можно по-разному, но общеизвестно, что даже самые тщательные поиски ископаемого предка человека до сих пор не дали однозначных результатов. Список ближайших родственников все растет, время появления первого человека разумного уходит все дальше от наших дней, а пресловутое "недостающее звено", похоже, так и останется во веки веков недостающим. Почему собака должна стать приятным исключением?

Тем не менее, есть вполне научный способ определения родства, сформулированный Н.А.Вавиловым, - это закон гомологических рядов. Генетически близкие виды и роды обладают тождественными рядами наследственной изменчивости, хотя внешне сходные признаки могут обладать разной генетической природой.

На закон гомологичных рядов часто ссылаются, объясняя разнообразие домашней собаки в целом. Так, K. Senglaub , относя собаку к видам с монофилетическим происхождением, находит морфологические аналоги многих пород среди диких представителей семейства. На наш взгляд, такое толкование, ничего не проясняя в вопросе, кто же предок домашней собаки, лишь добавляет путаницы. Случалось в результате читать и о том, что гривистый волк - предок борзой, и что лайки - прямые потомки волка и т.п.

Попробуем применить этот принцип гомологических рядов непосредственно к виду собака домашняя и попытаемся отыскать их в выделенных нами первичных группах пород.

Молоссоиды

Типичный экстерьер. Собаки массивные, с мощным костяком, телосложение от грубого до рыхлого. Формат чаще растянутый, в заводских породах возможен квадратный. Кожа эластичная, толстая, с обильной подкожной клетчаткой, образует специфические для каждой породы морщины и складки.

Голова массивная, часто производит впечатление огромной. Черепная часть широкая, как правило, плоская. Форма перехода – породный признак, равно как и рельефность скул. Надбровные дуги в той или иной мере развиты. Морда тяжелая, хорошо заполнена в основании. Уши большие, мясистые, висячие (висячие на хрящах). Челюсти широкие, сильные.

Шея чаще короткая, чем длинная, с мощной мускулатурой, в сечении овальная или округлая.

Корпус мощный, компактный, с развитой мускулатурой. Грудь глубокая, широкая, длинная. Ребра округлые, ложные ребра обычно хорошо развиты. Живот умеренно подтянут.

Строение и постав конечностей непосредственно связаны с форматом, костяк мощный даже у карликовых форм, мускулатура развита (рельефность возможна, но необязательна). Лапы в комке, округлые.

Хвост сильно варьирует по длине и форме.

Шерсть варьирует от покрова, типичного для диких псовых, до атласной без подшерстка; голых собак нет. В целом по группе встречаются все окрасы, известные для вида.

Для группы типична акромикрия (мопсовость), велики вариации роста. Широко представлены карликовые формы, в том числе типично гипофизарные. Среди пород нормальных размеров много декоратизированных форм. Помимо карликов, достаточное число пород несет признаки акромегалии, т.е. в группе встречаются по сути взаимо исключающиеся мутации (см. Московкина Н.Н., Сотская М.Н.). Очень типичны такие системные мутации, как брахицефалия и связанная с ней олигодентия; ахондроплазия. Достаточно часто возникает куцехвостость, эмбриональные переломы хвоста. Сырая подкожная клетчатка регулярно приводит к образованию складчатости шкуры. Для крупных пород, несмотря на усилия селекционеров, обычна тазобедренная дисплазия.

Борзые

Типичный экстерьер. Телосложение сухое-крепкое. Кожа эластичная, плотно прилегающая, относительно тонкая и сухая.

Голова длинная, сглаженных линий, с отлично развитыми челюстями и затылочным бугром. Глаза хорошо защищены глубокими глазницами. У наиболее специализированных форм уши тонкие, гладкие, затянуты вдоль шеи назад. У борзых азиатской ветви уши висячие, мясистые, более или менее одетые шерстью. Шея высокого постава, длинная, мускулистая, подвижная, овальная в сечении.

Обязательна высоконогость. Корпус мощный, несколько сплюснут с боков. Поясница растянута, зачастую напружена. Круп очень широкий с великолепно развитой мускулатурой. Грудная клетка глубокая, длинная, очень объемная, ребра довольно сильно уплощены. Живот сильно подтянут. Передние конечности: длинные наклонные лопатки, плечи и предплечья примерно равны по длине, с сильной сухой мускулатурой. Пясти сухие, отвесно поставленные. Задние конечности расставлены значительно шире передних, длиннее их, отлично выражены углы сочленений. Очень мощная мускулатура бедер. Лапы сводистые, пальцы длинные (русачья лапа), обязательны крепкие когти и мякиши. Все борзые – собаки галопирующие, вообще представители группы обладают самой большой скоростью и резкостью движений.

Хвост очень длинный, без надломов и изгибов. У вислоушек возможно срастание последних хвостовых позвонков в кольцо или полукольцо.

Шерсть у пород европейской ветви короткая без подшерстка, атласная, у русской псовой – очень длинная, шелковистая, характерно расположенная, у азиатских – достаточно короткая, с подшерстком и развитым украшающим волосом. Все варианты обеспечивают хорошие аэродинамические качества. Из окрасов нетипичны кофейный, мраморный, тиковый.

В целом для группы свойственна акромегалия. Не характерно укорочение конечностей даже для карликовых форм.

Переразвитость нижней челюсти не встречается, хотя для борзых восточной группы, охотящихся в одиночку, часто по хищнику, перекус вряд ли был бы серьезным препятствием для работы. Вообще, группа бедна на отклонения от базового типа. Максимум, что варьирует – это структура шерстного покрова (с подшерстком или без) и распределение уборного волоса. Сильнее всего выделяются экстерьером ирландский волкодав и дирхаунд, (возникает вопрос о прилитии "чужих кровей").

Гончие

Типичный экстерьер. Массивные широкотелые собаки, телосложение варьирует от крепкого до грубого и грубого с признаками рыхлости. Кожа эластичная, толстая, с хорошо развитой подкожной клетчаткой, возможно образование складок; не обязательно плотное прилегание к корпусу.

Голова массивная с характерным переходом ото лба к морде, обычно развиты надбровные дуги. Челюсти широкие, мощные, хорошо развит затылочный бугор, зачастую резко выступает сагиттальный гребень. Глаза достаточно выпуклые. Уши висячие, мясистые, зачастую очень большие и длинные.

Шея массивная, с великолепной мускулатурой, средней длины, округлая в сечении. Корпус массивный, несколько растянутый, с хорошо развитой, достаточно рельефно очерченной мускулатурой. Круп и поясница примерно равной длины. Грудь глубокая, широкая, длинная. Ребра округлые, хорошо развиты ложные ребра. Живот подтянут слабо.

Конечности типичного для рысящей собаки строения и постава, с хорошо развитой мускулатурой. Лапы в комке, сводистые.

Хвост длиной примерно до скакательного сустава, мускулистый, обычно с небольшим подвесом.

Шерсть густая, грубая, плотно прилегающая, с коротким и плотным подшерстком; отлично защищает собаку от грязи. Не описаны черный и тигровый окрасы.

Гончие регулярно испытывали прилитие крови молоссоидов. Тем не менее, для них нехарактерна брахицефалия и куцехвостость. Подчеркнем, что оба эти признака в принципе не могут ухудшать рабочих качеств пеших и травильных гончих, потому говорить об отрицательном отборе на них вряд ли стоит. В группе гончих регулярно возникает ахондроплазия. Для особо крупных пород характерна тазобедренная дисплазия.


Стр. №1, №2





вверх
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://sibdvor.dogweb.ru обязательна ! Copyright DogWeb © 2007