ПлеменнойпитомникСибирскийДвор

Характер азиата

(Е.Н. Мычко и В.Беленький "Поведенческий портрет")


Стр. №1, №2

При общении с новичками любитель породы обычно не пытается уверить их, что его собачка самая умная и «даже за газетами ходит». Нет, матерый «азиатчик» скуп на хвалебные слова и в беседе с любознательными (а что за порода? а почему без ушей?) он роняет: «Серьезная порода, древняя, называется среднеазиатская овчарка, история - четыре тысячи лет, а уши обрезаны потому, что волкодав!» Тут счастливый обладатель «азиата» удаляется, оставив собеседника в размышлениях, а почему бы ему самому не завести такого монстра!?

Желание завести САО действительно достойно всяческой поддержки, но следует знать, что даже такая великолепная собака не вырастает сама по себе. Владельцу придется приложить немало сил, чтобы получить собаку своей мечты, собаку, идеально подходящую именно для его условий жизни, требований, наконец, капризов. Это удивительно пластичная и многогранная порода, но надо хорошо представлять особенности ее «огранки», и тогда пройдет совсем немного времени, и уже новый владелец САО будет говорить неофитам: «Азиат - это особенная собака, настоящая, других таких и нет, пожалуй ... »

Прежде чем говорить, как именно надо содержать и растить «азиата», следует представить себе, какова эта собака. С его внешним видом и физическими возможностями мы уже разобрались, но главное для нормальных отношений с животным - знание особенностей его поведения. Напомним, что в разных местах традиционного содержания собаки довольно сильно отличаются. Так, в одних районах собак специально отбирают на полное отсутствие агрессии к людям, в других районах собаки могут пускать в ход зубы, если их на это спровоцировать, и т. д. Российский владелец чаще всего имеет дело с собаками заводского разведения, да и традиции содержания, взаимоотношения с животными у нас иные, чем в Азии. Именно поэтому мы приводим портрет САО заводского разведения.

Взрослый «азиат» поражает каждым своим движением, от него веет мощью, осознанием собствен ной силы и значимости. Эта собака никогда не суетится, ничего не делает напоказ, преувеличенно. Когда пес радуется встрече, он небрежно помахивает хвостом, если ему позволят, взгромоздит передние лапы на плечи хозяина и пару раз махнет горячим языком по лицу (кстати, крупный кобель в этой ситуации оказывается на голову выше человека). Коли такие ласки в общении не приняты, пес может ткнуться лобастой головой в руку и через минуту вернется к своим делам.

Когда собака видит врага, она не старается привлечь к себе внимание (смотрите все, как я сейчас ему задам!) Угрожающий пес на некоторое время застывает как изваяние: лапы напряженно выпрямлены, мышцы вздулись буграми, шерсть поднялась дыбом. «Азиат» не движется, лишь чуть подрагивают углы губ, показывая огромные клыки, глухо рокочет рык в горле. Вот теперь все: если у нарушителя и теперь хватает дерзости стоять на своем, пес нападает! Молниеносный бросок - просто не верится, что огромное животное может перемещаться с такой скоростью! - и вот враг уже повержен на землю. Разумеется, даже охранная собака вовсе не каждый день задерживает нарушителей и спасает жизнь хозяину, но «азиат» интересен и вне таких форс-мажорных обстоятельств.

С «азиатом» приятно выйти на прогулку. Когда рядом идет огромная собака с манерами льва, это впечатляет. Собака ступает уверенно, ее не волнует ни уличный шум, ни вызов другой собаки на драку (но лучше бы той не испытывать судьбу!).

Взрослая собака удивительно пластична, она принимает как должное любое событие, приспосабливается к совсем непривычным условиям. Как-то раз мы везли двух собак из Ашгабада в Москву на самолете. Обе суки-аборигенки в жизни не видели ничего подобного, но, будучи вынуждены подняться по трапу, сделали это. В самолете собаки залезли под кресла и мирно проспали все 4 часа лета. В салоне везли и ротвейлера, который всю дорогу взлаивал, рвался вылезти в проход и надоел до предела и пассажирам, и стюардессе. Когда самолет сел и мы проходили с двумя огромными собаками мимо замученной стюардессы, она посмотрела на них с явным изумлением и спросила: «А что, вы с ними тоже этим рейсом летели?»

Вообще «алабай» благодаря своему поведению очень компактная собака, он, если это нужно, занимает крайне мало места. Через него можно перешагивать, и пес будет спокойно дремать, не вскакивая заполошно. Не свойственно этой породе и пустолайство уж если «азиат» подал голос - значит, близко чужой. При этом собака не станет заходиться в истерике, она обозначится, попугает незваного гостя и замолкнет в ожидании, как тот себя поведет.

Умению САО выбрать наиболее выгодное место для обзора охраняемого участка, при этом не мозоля никому глаза, может позавидовать любой разведчик. Мы обычно берем в дальние туристические походы пару «азиатов». Когда в безлюдном лесу ставится лагерь, собаки очень быстро проводят воображаемую границу и залегают, свернувшись клубком, в какой-нибудь ямке или рытвине в том месте, откуда наиболее вероятно появление посторонних. Далеко от лагеря без разрешения хозяина собаки не уходят, но если приближаются чужие, «азиаты» возникают на их дороге, точно призраки. Они не пытаются атаковать первыми, но их взгляды достаточно красноречивы.

Очень четко собаки оценивают и свои силы. Они не стремятся лезть очертя голову в бой с противником, гораздо более сильным, чем они сами, хотя при необходимости пойдут и на это. Это заметно не только в собачьих драках или при конфликтах с людьми, когда собака для начала предлагает, не теряя, впрочем, достоинства, противнику убираться по добру-по-здорову. Мы были свидетелями такого поведения: однажды (дело было в лесах северной Карелии) сука, бежавшая впереди нас по дороге, остановилась и, вздыбившись буквально каждой шерстинкой, принялась рычать очень низким угрожающим голосом. Она оглядывалась на нас, явно демонстрируя, что впереди опасный враг. При этом, по мере нашего приближения, она перемещалась на несколько шагов вперед, все так же угрожая невидимому противнику. Решено было обойти этот участок - похоже, что мы приближались к медведю, пасшемуся на черничнике. Получив команду идти рядом, собака испытала явное облегчение, но все же несколько раз оборачивалась, демонстрируя, что готова, если надо, встретиться с врагом. Когда мы обошли этот участок леса, догадка подтвердилась - на ягодник вели свежие следы медведя и, судя по всему, вполне солидного.

Вообще в качестве компаньона алабай - собака интеллектуальнейшая, пожалуй, не имеет себе равных - она разделяет любое увлечение владельца. Находясь в обществе хозяина, она не требует, чтобы он постоянно занимался ее персоной, просто оказывается в нужный момент под рукой. Это очень спортивное животное. Благодаря своим потрясающим физическим возможностям, САО оказывается отличным спутником на прогулке, упряжной собакой для зимнего катания на санях. Когда видишь, как пяток хаски работают изо всех сил, таща спортивные скоростные нарты с хозяином, поневоле лишний раз с гордостью вспоминаешь «азиатов». По неукатанной дорожке кобель-двухлеток без особого труда буксирует домодельные тяжелые сани с седоком весом в добрый центнер, а то и более. «Азиат» легко приучается сопровождать всадника и идет, не отставая от лошади. Ко всему прочему, эта собака обожает воду и охотно плавает. В воде «азиат» также не создает лишних проблем хозяину: не пытается влезть на спину, не плюхает лапами по воде так, будто вознамерился выплеснуть реку из берегов. Взрослая собака с удовольствием буксирует пловца - такое катание на собаке оказывается приятным для обеих сторон.

А взгляд «азиата» - о нем надо говорить особо мудрый, направленный куда-то вдаль, будто даже и не в пространство, а во время (вот уж поистине, восток - дело тонкое ... ). Когда собака одаривает таким взглядом пристально глядящего на нее прохожего и тот смущенно отводит глаза, испытываешь гордость с примесью легкого ехидства, так и хочется сказать: «Что, брат, это тебе не дворовый Бобик, такого зверя взглядом в упор не проймешь!»

Характер азиата «покоится на трех китах» - это территориальность, консерватизм и самостоятельность. Все эти черты в сочетании «дают» собаку очень уравновешенную, очень удобную в общении и крайне надежную в работе.

Развитая потребность в охране территории позволяет САО с легкостью брать под бдительную опеку все, что оказалось в сфере его внимания. Об этой черте мы подробно говорили, рассказывая о профессиях. Повторим еще раз, это очень важный момент, о котором нельзя забывать при воспитании. Территориальность врожденна: не хозяин обучает «азиата» охранять ценное имущество, а пес сам берет под охрану все, что, как он понял, этим имуществом является. Именно от этого надо отталкиваться, формулируя задачу охраны для собаки. Иногда дрессировщики на учебных площадках, мало знакомые с породой, с пеной у рта утверждают, что «азиаты» - некудышные караульщики, а фокус, как правило, в том, что задача поставлена некорректно - собака не видит объекта охраны. Стоит на той же площадке привязать собаку на полчасика-час к дереву да оставить рядом с ней вещи, как она начинает охранять.

Точно так же надо действовать и при знакомстве собаки с другими домашними животными. Если ей внушить, что кошка - самая большая ценность в доме, то будьте уверены, что собственную Мурку она станет облизывать с головы до ног, терпеть, пока та вылавливает лучшие кусочки из собачьей миски, а вот соседских кошек «азиат» может продолжать с упоением гонять с участка.

Консерватизм у САО развит, пожалуй, не меньше территориальности. Собаке очень удобно жить и работать в понятных, привычных условиях. Когда «азиат» хорошо знает, что от него требуется, он действует молниеносно. Крайне важно в процессе выращивания ознакомить щенка с самыми разными условиями, ситуациями, кругом людей и домашних животных. Воспитанная в такой обогащенной среде собака, благодаря своему высокому интеллекту, легко разберется в любой новой ситуации, сумеет разложить все по полочкам. Так, например, собаку приучили к езде в машине.

С ней связаны самые приятные ассоциации - это и способ добраться в интересное место, где можно побегать, поиграть с другими собаками, это и дом на колесах, где так уютно дремлется. Подобное отношение «азиат» переносит с конкретной машины на любую другую. Но попробуйте в первый раз загрузить в машину взрослого кобеля САО, чтобы доехать с ним, например, до выставки, - это будет аттракцион не для слабонервных и малосильных. Более того, собака, выpaщeннaя в обедненной среде и неизменных условиях, оказывается ненадежной как компаньон и как работник. Впервые попав, допустим, из тихого загороднoгo дома на шумные улицы, пес откровенно теряется. Он уже не может быстро сообразить, что ему надо делать, что из окружающего для него и хозяина безразлично, а что представляет опасность. Такая собака поневоле становится излишне агрессивной, потому что в этой ситуации агрессия - наиболее простой способ решать проблемы.

САО хуже других пород принимают резкое изменение требований. Для них совершенно недопустимы переходы от «заласкивания» к суровости, и наоборот, они не понимают, как им на это реагировать. Консерватизм свойствен «азиату» и в отношениях с людьми, и с собаками. На многие годы он запоминает, какой пес, какой породы гонял его, пока он был щенком. Став взрослым, «азиат» не приминет припомнить бедолаге все его грехи, более того, перенесет неприязнь на всех однопородников. Приятельские узы также сохраняются на всю жизнь: привыкнув к товарищу детских игр или к собаке-воспитательнице, «азиат» узнает его и спустя годы разлуки. Дружественные отношения оказываются сугубо персонифицированными: например, «азиатка», воспитанная сукой породы ризеншнауцер, оказалась разлученной с той на большой срок. Как-то увидев на прогулке чужого «ризена», она кинулась к нему, явно спутав с приемной матерью. Огорчение и обида из-за ошибки оказались столь велики, что «ризену» же еще и влетело (зачем она так похожа на маму!?).

Отношения с людьми также сохраняются на всю жизнь. Если «азиат» привык слушаться хозяина, относится к нему приязненно, то человек, даже постарев, ослабев из-за болезни, все равно остается для пса непререкаемым авторитетом. Это крайне важно помнить. Ведь в физическом единоборстве с «азиатом» мало кто может устоять, не то что добиться победы. Полагаться в отношениях с этой собакой на грубую силу - явная ошибка. Как можно забывать о том, что при равном весе с человеком собака куда устойчивее и обладает большей резкостью удара, что силы ее челюстей хватает на то, чтобы разгрызать кости крупных животных, тогда как зубы человека пасуют уже перед грецким орехом! Человек главенствует над «азиатом» не за счет силы, а за счет правильно построенных отношений. Он должен быть для своей собаки вожаком - мудрым и умелым, чью силу собаке и в голову не приходит проверять. Только тогда взаимоотношения с САО оказываются приятными, надежными и стабильными.

Самостоятельность - это неотъемлемая черта каждой настоящей среднеазиатской овчарки. В отличие от многих и многих заводских пород, «сделанных» под конкретную задачу и работающих в теснейшем контакте с проводником, «азиат», отлично взаимодействуя с вожатым, в его отсутствие легко сам находит верное решение. Получив некогда определенную установку на поведение, правильное в конкретной ситуации, «азиат» далее сам решает, соответствует ли данная ситуация уже встречавшимся, какова степень угрозы, насколько силен противник и поступает сообразно. Такой стиль работы оказывается очень удобен для окарауливания больших территорий. Собака может время от времени обходить свой участок (так чаще работают суки), а может занять некую стратегически важную точку - крыльцо, главный подход к дому - и устроиться на весь день там (это излюбленная манера охраны у кобелей). Точно так же, уразумев, например, что дом могут посещать одни знакомые люди в качестве гостей, а другие, не менее знакомые, в качестве рабочих, собака четко будет различать их и с одними спокойно общаться, а вторых терпеть лишь при хозяине.

Однако самостоятельность легко обращается в самоуверенность и упрямство. Вот эти качества собаки в цивилизованном обществе нетерпимы, поскольку делают ее мало управляемой. А ведь пока щенок мал, все это смотрится очень мило. Щенку не позволяют что-либо делать, а он упорно стоит на своем. Нельзя, к примеру, бегать по цветочной клумбе, а юный «азиат» упорно туда лезет да еще и норы копает. Владелец машет рукой, - да пусть его, все равно цветы уже отцвели, а на будущий год клумбу собирались переносить в другое место. Вот тут его серьезная ошибка - дело-то не в цветах, а в том, что собака поняла: хозяев можно переупрямить - стой на своем и добьешься цели. В следующий раз она применит это знание в другой ситуации и опять-таки преуспеет вот ее упрямство и расцветет пышным цветом. Крайне важно бороться с проявлениями упрямства при выполнении команд. Стоит дать слабину, и выдрессировать собаку уже не удастся; именно тут корни мифов о тупости «азиатов».

Собака, привыкшая побеждать хозяина упрямством, быстро становится самоуверенной: весь жизненный опыт показывает ей, что она лучше хозяина знает, как надо поступать. Разумеется, обучить такую собаку практически невозможно, равно как ею нельзя управлять. Попробуйте у такого пса отобрать опасный для него предмет - ведь он уверен, что грызть провод под напряжением интересно и приятно!

Очень самостоятельный, всего добивающийся пес,- знаете, чей это портрет? Отвечаем: в самых общих чертах это портрет вожака стаи, который все знает сам, получает то, что хочет и сам себе голова. Мало того, что с ним сложно договориться, вожак решает не только то, что он делает и как, но и то, с кем и как он общается. Это он решает, будет он с вами сегодня дружить или вам придется переселяться с любимого дивана. Согласитесь, подобное животное еще как-то, с большими оговорками, терпимо на цепи, но никак ни в доме или на улице при вольном содержании. А ведь собаку заводят не только для сугубо прагматических целей защиты (тогда проще, наверное, выхлопотать разрешение на ношение оружия), собака современному человеку нужна прежде всего как компаньон, сотоварищ, спутник.


Стр. №1, №2


вверх
При использовании материалов сайта активная ссылка на http://sibdvor.dogweb.ru обязательна ! Copyright DogWeb © 2007